Красина Ольга Владимировна (Krasina Olga V.), кандидат политических наук, старший научный сотрудник лаборатории социальных исследований ИКСИ СГА (тел. 8-910-413-17-58; e-mail: krasinaolga@rambler.ru)

Крутий Ирина Андреевна (Krutiy Irina A.),  кандидат социологических наук, директор          Института комплексных социологических исследований Современной гуманитарной академии (ИКСИ СГА) (тел. 737-88-37, доб. 31-90; e-mail: lpo@mur.ru)

 

e-mail ИКСИ СГА: www.muh.ru раздел «наука»

 

 

Развитие человеческого капитала в условиях перехода к обществу знания

 

New information technologies and the development of human capital

 

 

Аннотация. Рассматривая в статье категорию человеческого капитала, авторы приходят к выводу, что в условиях перехода к информационному обществу значение капитала образования как составляющей человеческого капитала неуклонно возрастает. Понятие человеческого капитала и информационных технологий тесно переплетаются между собой,  ИКТ из механизма формирования человеческого капитала постепенно трансформируются в его составной элемент, создавая основу для постоянного повышения качества человеческого капитала.

 

Analyzing the category of human capital, authors of this article state that the significance of educational capital as a component of human capital is growing rapidly as a result of “knowledge-society” development. The notion of human capital and information technologies has got strong connotations with each other recently. From being just a measure for human capital development, information technologies are transforming gradually into its component, creating the basis for constant improvement of human’s capital.

 

                                                        

Анализируя состояние современного общества, нельзя не отдавать себе отчета о важности информационных технологий в его развитии. Сегодня фраза «кто владеет информацией, тот владеет миром» превратилась в лозунг современной цивилизации. А о возросшей роли знания говорят такие понятия, как «общество знания», «экономика, основанная на знаниях».

Наибольшее распространение в современном мире приобретают так называемые гибкие технологии, характерной чертой которых является не только изменение характера передачи информации (например, развитие сети Интернет, интерактивного телевидения и т.д.), но и то, что именно информация становится главным элементом, содержащимся в технологии, выступая основой создания киберпространства.

Знания и информация неразрывно связаны между собой и входят в число базовых параметров, формирующих человеческий капитал. Однако серьезным фактором, влияющим на изменение нашего понимания человеческого капитала, является также трансформация природы социального, появления новых типов взаимодействия в рамках общества знания. Вышесказанное и другие факторы, заставляют нас заново посмотреть на природу и составляющие человеческого капитала.

В категории человеческого капитала традиционно выделяют три основные составляющие:

      капитал здоровья, который из общего психосоматического, физиологического состояния человека превращается в определенный образ жизни, направленный на поддержание его здоровья;

      капитал культуры, задающий стереотипные модели поведения и систему ценностей индивида, определяющую характер его реализации в процессе трудовой деятельности (допустимое–недопустимое поведение в бизнесе например, что отражает отличия, заложенные в рамках различных культур);

      капитал образования который определяет максимально достижимый данным индивидом социальный статус и создает объективно-субъективные основания для его карьерного роста, где объективными основаниями являются требования для определенного вида деятельности и должности, связанные с образованием, а субъективными – способность индивида применить в производственной деятельности полученные в процессе обучения навыки и умения, увеличивающие его способность к креативности и инновационной деятельности.

Наиболее значимой в категории человеческого капитала является третья составляющая, и часто понятие человеческого капитала трактуется следующим образом: человеческий капитал – это накопленные знания, умения и навыки, полученные человеком в процессе обучения и практической деятельности и позволяющие ему успешно выполнять свою профессиональную деятельность. Этот капитал формируется в процессе образования, творческой деятельности и используется в определенной сфере общественного производства.

Собственно концепция человеческого капитала сформировалась и развивалась во второй половине прошлого века в трудах Т. Шульца, Г. Беккера, Б. Вейсброда, Дж. Минцера, Л. Хансена, М. Блауга, С. Боулса, Й. Бен-Порэта, Р. Лейарда, Дж. Псахаропулоса, Ф. Уэлча, Б. Чизвика и др.

Принимая во внимание нематериальный характер и многомерность человеческого капитала, различные авторы свободно формулируют понятие человеческого капитала и делают упор на его отдельные составные элементы: одни склонны акцентировать внимание на функциональной стороне человеческого капитала, т. е. на его способности приносить доход, другие – на  его сущностной характеристике как форме личного фактора производства. Практически во всех определениях человеческого капитала после 60-х гг. ХХ в. соблюдается принцип расширительной трактовки: речь идет не только о реализуемых знаниях, навыках и способностях, но и о потенциальных (в том числе и возможностях их приобретения); не только о внешнем стимулировании, но и о внутренней мотивации работника, что, в сущности, не меняет экономического содержания человеческого капитала [1].

Концепция человеческого капитала была окончательно легитимизирована и получила международное признание к концу ХХ в., когда была присуждена Нобелевская премия по экономике Теодору В. Шульцу (в 1979 г.) и Гэри Беккеру (в 1992 г.) за их оценку значимости индивида как фактора экономического роста, когда сам человек воспринимается как источник экономической динамики, а «человеческий капитал начинает рассматриваться как  ценный ресурс, гораздо более важный, чем природные ресурсы или накопленное богатство. Именно человеческий капитал, а не заводы, оборудование или производственные запасы являются краеугольным камнем конкурентоспособности, экономического роста и эффективности» [2, с. 38].

Особый интерес в развитии категории человеческого капитала представляет Дж. Р. Уолш, который, рассматривая проблемы образования, отметил: «Со времен сэра Вильяма Петти многие экономисты включали человека в категорию фиксированного капитала, поскольку подобно капиталу человек требует затрат на создание и служит для возвращения этих затрат с прибылью. Это заключение, тем не менее, выводится в общих понятиях, отношение устанавливается для всех людей как к капиталу, и для всех видов расходов на воспитание и обучение как его стоимости» [3].

При этом, особое внимание Р. Уолш уделяет вопросам экономического значения высшего образования, изучаемым в последние десятилетия Т.. Шульцем, Г. Беккером и другими западными экономистами, как ключевому фактору повышения качества человеческого капитала. Рассматривая инвестиции в образование как инвестиции с целью получения прибыли, он видел в высшем и послевузовском образовании основу для долгосрочной успешной экономической реализации индивида в рамках экономического пространства современного общества. Р. Уолш нашел, что ценность образования, полученного в колледже, превосходит стоимость его приобретения. Он также вычислил капитальную ценность и стоимость профессионального обучения и нашел, что его стоимость превосходит ценность образования людей, имеющих научные степени магистра, доктора и т.д. При этом внимания заслуживает тот факт, что значение высшего образования связывается им не только с сугубо материальной выгодой, но и с такими показателями, как удовлетворенность индивида собственным жизненным сценарием, его способность самостоятельно распоряжаться временем, большая мобильность и востребованность на рынке труда и т.п.

Наконец в своих трудах Ф. Нойманн выделяет образование уже как особый элемент человеческого капитала и к основным его составляющим относит комбинацию следующих четырех компонентов: культурно-этнические особенности; общее образование; профессиональное образование; ключевые квалификационные качества [4]. Исходя из целей нашего исследования, именно профессиональное образование представляет наибольший интерес, поскольку оно связано с системой высшего образования и послевузовского образования, в рамках которых в наибольшей степени используются ИКТ.

Приблизительно в этот же период проблема концепции человеческого капитала получает широкий резонанс в отечественной науке, а пик интереса к этой проблеме приходится на конец ХХ века. Очевидно, что разработки в этом направлении будут продолжаться, учитывая дальнейшее возрастание человеческого фактора в экономическом развитии и богатстве нации по мере развития новых производственных технологий и локализации производства. Среди интересных разработок отечественных исследователей можно упомянуть концепцию С.А. Дятлова, который пишет, что важнейшими свойствами человеческой личности являются способность к труду и способность к потреблению, входящие в структуру производительных сил человека. В процессе воспроизводства человеческого капитала С.А. Дятлов различает следующие этапы: микроциклы, локальные циклы и макроциклы оборота человеческого капитала.

А.И. Добрынин понимает под человеческим капиталом имеющийся у человека запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые содействуют росту его производительности труда и влияют на рост доходов (заработков), утверждая, что для постиндустриального общества характерно воспроизводство производительных сил человека не в товарной форме, а в форме человеческого капитала [5].

М.М. Критский дает нетрадиционную оценку человеческого капитала, утверждая, что человеческий капитал исходно выступал как всеобщая конкретная форма жизнедеятельности, ассимилирующая предшествующие формы и осуществляющаяся как итог исторического движения человеческого общества к его современному состоянию [6].

Аналогичный подход можно увидеть и у Н.Н. Кошеля, который говорит о необходимости соответствия человеческого капитала формам и организации деятельности человека, в которых его активность и энергия могут проявляться [7].

В целом характерный для отечественного гуманитарного знания подход рассматривает человеческий капитал как конечный продукт деятельности системы образования и связывает развитие человеческого капитала с возможностью перехода России к инновационному пути развития, когда отсутствие инновационной культуры рассматривается как ключевой фактор, сдерживающий экономический рост страны. При этом именно вуз должен выступить тем центром, в рамках которого возможно «воспитание инновационной культуры и инновационного мышления» [8, с. 85].

Одновременно по мере развития в научном знании концепции человеческого капитала она привлекает к себе все большее внимание со стороны институтов власти, которые рассматривают человеческий капитал как один из ключевых факторов развития современного общества. Это определяет их интерес к тому, как оценить человеческий капитал и каким образом воздействовать на повышение его качества. Серьезному изучению данная проблема подверглась не только со стороны национальных институтов власти, но и со стороны различного рода международных организаций. В частности, широкое распространение получила концепция человеческого капитала и оценки его качества, разработанная в рамках ЮНЕСКО. Именно этот индекс расчета был принят за основу большинством современных государств. ЮНЕСКО исходит из двух основополагающих тезисов:

1. Качество человеческого капитала оказывает прямое влияние на экономический рост государства, поэтому «образование все чаще рассматривается как инвестирование в коллективное будущее обществ и наций, а не просто будущий успех отдельного человека». Но это влияние усиливается, когда человеческий капитал начинает превышать определенное пороговое значение – достигается высокий процент лиц с высшим образованием. Например, в РФ на настоящий момент 27% населения обладают высшим образованием, что положительно сказывается на качестве человеческого капитала, но эта цифра все же недостаточна, чтобы Россия соответствовала среднему уровню стран ОЭСР.

2. Качество человеческого капитала напрямую зависит от качества образования как важнейшей его составляющей. Причем особый акцент сделан на высшее образование, поскольку сравнительный анализ государств показывает, что коэффициент занятости увеличивается в зависимости от уровня образования, полученного людьми. Преимущество в заработках у мужчин, получивших высшее образование, по сравнению с теми, кто имеет полное среднее образование, колеблется от 82% в Индонезии до почти 300% в Парагвае.

Кроме того, говорится о необходимости пересмотра категории человеческого капитала, поскольку на настоящий момент человеческий капитал оценивается с точки зрения его накопления и взаимосвязи инвестиций в человеческий капитал и социально-экономической выгоды для общества и личности [9].

Однако не только в научном сообществе, но и на уровне ЮНЕСКО происходит осознание определенной ущербности существующей трактовки человеческого капитала. Необходима выработка его новой концепции, которая учитывала бы взаимосвязь между человеческим капиталом и личным, общественным и экономическим благополучием. Это особенно актуально в условиях общества знания, в рамках которого человеческий капитал подразумевает уже не усредненную количественную оценку, а рассматривается как основа для самореализации индивида, предполагающая появление особой категории – работника знания. Он отличаются высокой степенью вертикальной мобильности, потому что знание как основа человеческого капитала потенциально доступно любому и каждому. Точно так же его работа становится неограниченной в пространстве, так как знания–информация быстро доставляется от источника к адресату. Таким образом, производство знаний не связано с присутствием человека в определенные часы на рабочем месте, а  выступает как процесс творческой активности индивида, свидетельством чего становится распространение так называемых виртуальных офисов.

В условиях перехода к информационному обществу значение капитала образования как составляющей человеческого капитала зримо возрастает, что связано с так называемым knowledge-value revolution, которая приводит к тому, что сфера образования занимается сбытом товаров, содержащих элементы созданной знанием стоимости. Но одновременно и любой продукт, производимый человеком, во все большей степени содержит в себе совокупное накопленное знание, тем самым многократно увеличивая значение образования.

Изменения качества человеческого капитала под воздействием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) рассматривается уже с 2004 года. В частности, один из участников тематического выездного семинара «Человеческий капитал для информационного общества», гендиректор Института развития информационного общества Т.В. Ершова отметила следующее: «Сейчас многие проблемы развития отрасли ИКТ в России происходят оттого, что люди, принимающие решения, в том числе и руководители ИКТ-компаний, зачастую имеют очень узкие горизонты. Они не понимают, что полноценно развиваться все общество, отдельная отрасль или личность будет в условиях другой экономики – экономики знаний, поэтому они практически не содействуют ее становлению. Думаю, есть два ключевых фактора в решении этой проблемы. Во-первых, гораздо более активно включиться в объяснение важности знания, информации и информационных технологий для развития должны средства массовой информации; во-вторых, необходимо кардинально изменить подход к образованию вообще и к ИКТ-образованию в частности. Нужно готовить человеческий капитал для информационного общества» [10].

Параллельно с ростом роли наукоемких технологий в экономическом пространстве (технологий в широком смысле, не только собственно производственных, но и технологий управления, маркетинга и т.п.), происходит трансформация самой системы образования за счет появления новых образовательных технологий, что меняет природу изучаемого объекта. Изменения в сфере образования происходят за счет качественного расширения образовательного пространства, которое приобретает еще и цифровой вид, существуя в виде специализированной компьютерной программы или он-лайнового курса.

Происходит также перемещение образовательного пространства: оно перестает быть территориально привязанным к местонахождению обучаемого или преподавателя. Это связано с сочетанием цифровых форм обучения и развития системы дистанционного образования.

В то же время, несмотря на возросшее значение вклада образования в повышение эффективности человеческого капитала, изменение его качества связывается с преобразованием самой природы социума, с переходом к постиндустриальным метатехнологиям организации производства – той самой революции знания, о которой шла речь выше. В трудах современных ученых практически не анализируется то, в какой степени повышение эффективности человеческого капитала связано с изменением природы образования как феномена. Человеческий капитал становится индивидуализирующим, характеризующим уникальность данной конкретной личности в социуме.

Что особенно важно, значимость человеческого капитала в условиях общества знания выходит за границы исключительно экономического пространства, распространяясь на все сферы жизни общества. Каким же образом ИКТ оказывают воздействие на данный процесс? В основе ИКТ заложена возможность интерактивности и плюральности. Интерактивность проявляется в том, что индивид не просто поглощает информацию в процессе развития человеческого капитала, но создает систему «прямого ответа», когда он сам определяет характер формирования образовательной ситуации и определяет характеристики человеческого капитала, исходя из своих потребностей и установок. Плюральность означает, что человеческий капитал не стандартизируется обществом, но, наоборот, служит основой для выработки механизма реализации индивидуальности, самости индивида в социальных и экономических отношениях, создавая основу для появления вариаций человеческого капитала, которые нельзя свести к единому знаменателю.

Кроме того, наблюдаемый сейчас переход к обществу знания вызывает объективную необходимость создания новой, информационной концепции человеческого капитала, где ИКТ получают ключевое значение как технологии, направленные на создание и трансляцию информации. Переход к новой концепции человеческого капитала связан с трансформацией экономической системы и социума в целом во второй половине ХХ века под воздействием научно-технической революции, что приводит к необходимости формирования совершенно иного типа работника.

На первый план выходят такие характеристики, как креативность, способность к инновациям, высокая степень адаптации к изменяющимся производственным технологиям, умение быстро принимать решения и т.п. Это приводит к отказу от категории наемного рабочего как носителя человеческого капитала, поскольку в нем заложена пассивность и отсутствие инновационости и креативности: индивид является аналогом оборудования, закупаемого производителем и используемого в соответствии с «технической инструкцией», в качестве которой выступают объективные параметры человеческого капитала (та же стандартизированная модель резюме, включающая в себя не только данные об образовании и прошлом опыте работы, но и требующая от работника соответствия определенному психологическому типу). На смену ей приходит осознание того, что индивид есть не товар, а фактор экономического пространства. Это позволяет нам говорить о человеческом капитале как совокупности навыков, умений и знаний, а также установок, интериоризируемых индивидом и выступающих для него в качестве основы реализации его жизненного сценария.

Изменяющееся социальное пространство приводит к тому, что ИКТ встраиваются в жизненное пространство индивида, одновременно являясь как механизмом, посредством которого индивид может улучшать человеческий капитал (та же система дистанционного образования), так и частью человеческого капитала. Дальнейшее развитие общества знания предполагает возрастающие темпы обмена и производства знания и в этом контексте та степень, в которой индивид обладает доступом к ИКТ и в состоянии работать с ними, будет все больше определять его способность проявлять и реализовать свои навыки и умения в системе экономических отношений. Специфика ИКТ состоит в том, что, создавая цифровое (или, в более привычной для нас терминологии, виртуальное) пространство социальных отношений, они престают восприниматься индивидом как нечто внешнее и рассматриваются как продолжение его социального тела, образуя границы его «виртуального» присутствия в социуме. Это говорит не только о значимости ИКТ в определении качества человеческого капитала, но и о появлении новой формы зависимости взамен уже привычной для нас схемы индустриального общества:  работник – работодатель.

Но одновременно и сами ИКТ становятся зависимы от носителей человеческого капитала, индивидов, обладающих высоким уровнем образования и профессиональной компетенции. Об этом, в частности, упоминает О.К. Дергунова: «Основной капитал и ценность индустрии информационных технологий составляет человеческий капитал, а он очень хрупок. Достаточно чуть-чуть нарушить баланс интересов с теми участниками рынка, которые создают инновации, и при открытых границах этот человеческий капитал поедет туда, куда он едет последние 20 лет, за пределы нашей родины. Поэтому этот хрупкий баланс интересов при долгосрочном планировании и отдаче тех инвестиций, которые сегодня будет делать государство, при инициативе и инвестициях частного капитала отрасли в обучение потребителей, во внедрение технологий, в изменение привычек и правил потребления информационных технологий создает хорошие предпосылки для того, чтобы все-таки инновационный процесс в нашей стране развивался еще более высокими темпами» [11].

Таким образом, понятие человеческого капитала и информационных технологий тесно переплетаются между собой. Более того, сами ИКТ возникают именно на стыке категорий информации и человеческого капитала, поскольку «информационные потоки пронизывают все сферы жизни человечества и играют все нарастающую роль в условиях глобализации мирового сообщества. Сама по себе накопленная информация мертва без систем ее доставки потребителям, без систем коммуникации, управления и обработки. Важность же значения информации для современной экономики и жизни общества уже вытекает из самого устоявшегося названия передовых постиндустриальных экономик –“информационная экономика” или экономика знаний (или новая экономика)» [12].

Следовательно, мы можем утверждать, что ИКТ из механизма формирования человеческого капитала постепенно трансформируются в его составной элемент, создавая основу для постоянного повышения качества человеческого капитала.

Трансформация образовательного пространства затрагивает не только новые типы образовательных учреждений, к которым относится, например, дистанционный вуз, но и традиционные вузы. Однако степень и характер использования новых информационных коммуникативных технологий (ИКТ) в двух данных типах вузов различны, а значит, отличается и то, в какой степени они подвержены изменениям, происходящим в обществе знания.

Для традиционных вузов ИКТ имеют скорее вспомогательное значение, в то время как акцент делается на качественную трансформацию традиционного образовательного пространства, когда аудиторное занятие выстраивается не по модели «монолог преподавателя» или «диалог преподавателя и студента», а по модели «полилог». Последняя предполагает «множественность голосов», что включает в себя сочетание мультипарадигмальности как множественности подходов к изучаемой проблеме. Таким образом, изменение идет через природу коммуникации между обучаемым и преподавателем, ИКТ в этом контексте востребованы лишь в той степени, в какой они облегчают возможность конструирования подобного полилога. В какой-то степени здесь мы имеем дело с монологом самого обучаемого, который, используя ИКТ, конструирует собственное образовательное пространство в зависимости от своих интересов и установок. Вместе с тем очевидно, что использование ИКТ как в традиционном, так и дистанционном вузе приведет к изменениям в качестве человеческого капитала.

Таким образом, дальнейшее развитие современного социума, сопровождающееся ростом и усложнением ИКТ, приводит нас к  констатации того факта, что изменяется сама природа человеческого капитала. Становясь основой реализации жизненного сценария индивида, человеческий капитал приобретает новые черты. Являясь одновременно механизмом, используя который индивид развивает собственный человеческий капитал на протяжении жизни (система дистанционного образования или система long-life education), ИКТ в то же время встраиваются в структуры человеческого капитала. Речь идет о том, что степень владения ИКТ обеспечивает успешность реализации жизненного сценария индивида в условиях общества знания или постиндустриального общества, становясь наряду с уровнем образования одним из наиболее значимых факторов, определяющих качество человеческого капитала.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.        Демин П.С.  Человеческий капитал как фактор европейской экономической интеграции Республики Беларусь // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2003. № 3.

2.        Дятлов С.А. Теория человеческого капитала: Учеб. пособие. СПб.: Изд. СПбУЭФ, 1996.

3.        Корицкий А.В. Введение в теорию человеческого капитала.  Гл. 1. http://sibupk.nsk.su/New/04/chairs/c_ectheory/kapital/book1.htm

4.        Нойманн Ф. Методика экономической оценки человеческого капитала // Государственное управление: трансформационные процессы в современном мире: Тез. докл. Междунар. науч.-практ. конф.  Минск.: Академия управления при президенте Республики Беларусь, 2002. Ч. 2.

5.        Теория человеческого капитала и его применение в оценке финансовых потоков здравоохранения: Материалы дискуссии // Экономический лабиринт. 2002. №2.

6.        Критский М.М. Человеческий капитал. Л.: Изд. Ленингр. ун-та, 1991.

7.        Кошель Н.Н. Обучающийся регион как условие эффективного менеджмента человеческих ресурсов // Образование для устойчивого развития: на пути к обществу знания. Минск, 2005.

8.        Шукшунов В.Е. Проблемы инновационного пути развития экономики и роль университетов в ее решении // Образование для устойчивого развития: на пути к обществу знания. Минск, 2005.

9.        Финансирование образования – инвестиции и доходы: анализ международных индикаторов образования.  Институт статистики ЮНЕСКО, 2002.

10.    Человеческий капитал для информационного общества: Материалы выездного семинара // Экономика и жизнь. 2004. № 22.  http://www.akdi.ru/avt-upr/INF_TEH/14.htm

11.    Дергунова О.К. Стенограмма выступления // Модернизация экономики и государство: Материалы 7-й Междунар. науч. конф. 04. 04. 2006. http://www.hse.ru/temp/2006/files/20060404-06/20060404_dergunova.doc

12.    Ю.А. Корчагин. Взаимосвязь информации и человеческого капитала. http://lerc.012345.ru/informatics/0001/0006/