Карпенко О.М. ,

кандидат экономический наук;

 вице-президент СГА

Бершадская М.Д.,

кандидат технических наук,

Служба поддержки инновационной деятельности СГА.

                                                              

 

     

 

Рейтинг стран по доступности высшего образования

 

На современном этапе ни в одной стране мира не достигнуто равенства возможностей в получении высшего образования. С учетом важности этой проблемы для развития современной экономики и выравнивания социальной структуры общества правительства всех стран прилагают значительные усилия к ее решению.

В проекте Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) «Равенство в образовании (Equity in Education)»[1], принимают участие более 40 стран, включая Россию. В российской печати в 2004-2007 гг. опубликованы многочисленные работы, посвященные проблемам доступности высшего образования, в том числе монографии[2], программы исследований и аналитические доклады[3],[4], статьи в рамках проекта ОЭСР[5],[6], серия публикаций по результатам мониторинга экономики образования (Институт статистических исследований и экономики знаний ГУ-ВШЭ) [7],[8].

Изучение проблем доступа к высшему образованию групп населения, недостаточно представленных в студенческой среде, является одной из основных задач международной ассоциации исследователей и аналитиков - Института образовательной политики (The Educational Policy InstituteEPI), центры которого  расположены в Вашингтоне (США) и Торонто (Канада). Институт ставит перед собой следующие цели:

  • осуществлять анализ статистических данных на основе исследований и специально разработанных методик;
  • доводить результаты анализа до сведения лиц, определяющих политику в сфере образования;

·        способствовать принятию обоснованных решений и их практической реализации.

К сожалению, разные страны рассматривают различные аспекты доступности высшего образования, что ограничивает возможности сопоставительного анализа.  

Вопросы межстранового сравнительного исследования доступности высшего образования подробно рассматриваются в ряде публикаций Института образовательной политики EPI.

В работе канадских исследователей[9] - А. Ашера (вице-президента и директора EPI, автора ряда монографий и статей по финансированию высшего образования и его доступности) и А. Сервенан (младшего научного сотрудника EPI) - представлены результаты двух глобальных рейтингов:

  • рейтинга стран по возможности оплатить высшее образование;
  • рейтинга стран по доступности высшего образования.

Такое разделение представляется вполне обоснованным. Очевидная связь между доступностью высшего образования и финансовыми возможностями его получения определяется тем, что доступность (Accessibility) – результат, а «способность платить» (Affordability) – один из основных факторов, влияющих на достижение этого результата. И здесь следует различать понятия «фактор, влияющий на результат», и «индикатор результата». Именно из осознания этого различия вытекает целесообразность разделения рейтингов стран по доступности (Accessibility) высшего образования и финансовым возможностям его получения (Affordability).

Идея такого разделения возникла у авторов рассматриваемой публикации EPI на одном из семинаров, посвященных вопросам доступности высшего образования. Ученые из разных стран, обсуждавшие в своих докладах вопросы доступа к высшему образованию, пришли к неожиданному заключению: в странах с существенными различиями в оплате обучения и в видах финансовой помощи студентам получены сходные результаты по доступу к высшему образованию широких слоев населения. Однако данных сравнительной международной статистики, необходимых для обоснованного разделения вопросов доступа к высшему образованию и финансовых возможностей его оплаты на этом этапе было еще недостаточно. Это, собственно, и послужило основанием для разработки методологии проведения двух обозначенных выше рейтингов и ранжирования стран в соответствии с разработанной методикой на основе данных международной статистики.

Методология и результаты рейтинга стран по финансовым возможностям получения высшего образования на основе данных А. Ашера и А. Сервенан[10] с ориентировочной оценкой места России рассмотрены нами в работе[11]. Основными задачами настоящей статьи, в которой также использованы данные канадских исследователей, являются:

·        рассмотрение результатов рейтинга стран по доступности высшего образования;

·        ориентировочная оценка места России в рейтинге стран по доступности высшего образования на основе данных национального мониторинга образования;

·        сопоставление результатов глобальных рейтингов по доступности высшего образования и финансовым возможностям его получения.

 

В работе канадских исследователей «Глобальные рейтинги систем высшего образования» для проведения рейтинга по доступности использованы индикаторы двух типов: тип I отражает количество мест в вузах (сколько людей учится), тип II – социальное происхождение студентов, получивших эти места (кто учится). Как указывают сами авторы, выбор индикаторов нельзя считать оптимальным из-за недостаточного количества сопоставимых данных. Всего выбрано четыре индикатора:

1.      Показатель участия молодежи в высшем образовании – процент студентов высших учебных заведений в численности населения возрастной группы, типичной для получения высшего образования;

2.      Показатель достигнутого уровня образования молодежи – процент лиц с законченным высшим образованием в численности населения в возрасте от 25 до 34 лет (наиболее распространенный возраст завершения высшего образования);

3.      Индекс социального равенства в образовании, учитывающий уровень образования родителей (The Educational Equity Index, предложенный Институтом образовательной политики[12]);

4.      Индекс гендерного паритета, отражающий равенство мужчин и женщин в доступе к высшему образованию.

     Более подробная характеристика индикаторов представлена в табл.1.

 

Таблица 1

Индикаторы, характеризующие доступность высшего образования

 

Индикатор

Характеристика

Значимость индикаторов (весовой

кэффициент), %

1

Показатель участия молодежи в высшем образовании

 

   

 В связи с тем, что в разных странах типичный возраст студентов колеблется от 18 до 24 лет, в расчет принимается процент студентов в возрастной группе с наиболее высоким показателем охвата (возрастная группа выбирается внутри страны).

25

2

Показатель достигнутого уровня образования молодежи

 

Доля населения в возрасте от 25 до 34 лет, завершившая обучение по программе высшего образования (третичного образования типа А по международной классификации), %.

25

3

Индекс социального равенства (индекс EEI)

   

Отражает соотношение преобладающего социально-экономического статуса студентов и соответствующей характеристики населения (соотношение процента мужчин с высшим образованием в возрасте 45-65 лет и процента студентов вузов, отцы которых имеют высшее образование).

     Высокие значения EEI свидетельствуют о соответствии состава студенчества составу общества в целом, низкие – о преимущественном поступлении в вузы молодых людей из привилегированных семей.

40

4

Индекс гендерного паритета

 

Отражает соотношение мужчин и женщин среди студентов вузов; рассчитывается на основе валового зачисления.

10

Источник: Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p.

 

 

Суммарные весовые коэффициенты индикаторов каждого типа одинаковы (тип I – 50% и тип II - 50%); внутри типа могут иметь место существенные различия в весовых коэффициентах. Первые два индикатора – показатели участия и достигнутого уровня – относятся к типу I и имеют одинаковый весовой коэффициент (25%). Индикаторы типа II существенно отличаются по значимости: индекс EEI, отражающий важный момент социальной справедливости, имеет весовой коэффициент 40%; индекс гендерного паритета – всего 10%.

Несмотря на небольшое количество индикаторов, необходимые исходные данные удалось собрать только для 13 стран.

Показатель участия молодежи в высшем образовании

 (индикатор 1 – 25%)

При измерении охвата молодежи высшим образованием учитываются различия в типичном возрасте поступления в высшие учебные заведения, существующие в разных странах. Так, типичный возраст поступления в вуз  в англоязычных странах - от 18 до 21 года, в скандинавских странах – от 20 до 23 лет.

     В соответствии с методикой, разработанной исследователями из Центра изучения политики высшего образования (Center for Higher Education Policy Studies - CHEPS) Энсхеде, Нидерланды, при определении показателя участия молодежи в высшем образовании для каждой страны выбирается одна возрастная группа из четырех, при этом выбор осуществляет сама страна, исходя из возрастной группы с максимальным показателем. Важно отметить, что использованная методика отличается от методики определения показателя участия, принятой Институтом статистики ЮНЕСКО, именно выбором соответствующей возрастной группы[13]. При этом, в отличие от методики ЮНЕСКО, приняты меры по устранению «двойного счета», приводящего к завышению оценки участия в некоторых странах. (Следует отметить, что различия в значениях показателя участия, определенных по разным методикам, весьма существенны.)

Итак, показатель участия молодежи в высшем образовании, характеризующий охват молодежи высшим образованием, рассчитывается как доля студентов типичного студенческого возраста в данной стране в численности населения этого возраста.

При определении места в итоговом рейтинге используются взвешенные значения соответствующих показателей. Взвешенное значение оптимального показателя соответствует весовому коэффициенту индикатора в итоговом рейтинге (в данном случае 25%); Поскольку оптимальным является максимальное значение показателя участия, остальные взвешенные значения данного индикатора вычисляются как доли от максимального показателя, умноженные на весовой коэффициент:

                             25 И1 опт.1,

где И1 опт – максимальное значение показателя, И1 – значения показателей различных стран.

 

     Рейтинг систем высшего образования различных стран по показателю участия  представлен в табл.2. В той же таблице даны взвешенные значения данного показателя.

 

 

 

Таблица 2

Рейтинг стран по параметру участия молодежи в высшем образовании

(индикатор 1 – 25%)

 

Страна

 

Возраст обучения (по четырехлетней программе)

 

Показатель участия

Место в рейтинге

Доля студентов типичного

студенческого возраста в численности населения этого возраста, %

 

Взвешенное значение,

(максимальный показатель – 25)

 

Финляндия 

 

21-24  

 

39,7    

 

25

 

1

Италия      

20-23

32,4   

20.4

2

Нидерланды

19-22

29,6   

18,64

3

Франция  

19-22

25,2   

15,87

4

Великобритания

18-21

24,1

15,8

5

Австралия         

18-21

22,0   

13,85

6

Канада

19-22

20,3   

12,78

7-8

США         

18-21

20,3   

12,78

7-8

Австрия     

20-23

19,4   

12,22

9-11

Бельгия          

18-21

19,4   

12,22

9-11

Швеция        

20-23

19,4   

12,22

9-11

Ирландия    

18-21

19,0   

11,96

12

Германия    

21-24

17,5   

11,02

13

 

Источник: Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p.

 

 

Как видно из данных табл.2, первое место по показателю участия молодежи в высшем образовании с большим отрывом от других стран занимает Финляндия (40%). Странами, вошедшими в первую пятерку, являются Италия (32%), Нидерланды (30%), Франция (25%) и Великобритания (24%). За ними следуют 7 стран с показателями участия от 22% до 19%. Последнее место занимает Германия – 17,5%.

 

 

Показатель участия российской молодежи в высшем образовании

(индикатор 1)

 

              К сожалению, в России отсутствуют официальные статистические данные для определения показателя участия молодежи в высшем образовании по методике, принятой в рассматриваемой работе [14].

              Некоторым ориентиром в оценке места России в рейтинге доступности по данному параметру может служить близость значений ряда показателей, характеризующих охват населения высшим образованием, к значениям соответствующих показателей США. В частности:

·       повозрастной чистый коэффициент охвата третичным образованием в 17 лет, 18 лет, 19 лет и 20 лет составляет соответственно: 2%. 39%, 47% и 51% в США и 36%, 52%, 43% и 37%[15], т.е. максимальные значения данного показателя в США и России практически одинаковы.

·       количество студентов составляет 4,4% от численности населения в США и 4,5% в России (расчетные по данным за 2004 год[16] ,[17]).

             С учетом этого можно предположить, что Россия входит в число стран с  

     показателем участия от 22 до 19%.

 

Россия, по ориентировочной оценке, может быть причислена к семи странам с показателем участия молодежи в высшем образовании от 19 до 22% (Ирландия, Швеция, Бельгия, Австрия, США, Канада, Австралия).

    

Показатель достигнутого уровня образования молодежи

 (индикатор 2 – 25%)

Ориентированный на узкую возрастную группу индикатор №1 не дает полной характеристики охвата молодежи высшим образованием, особенно для стран с большим количеством взрослых студентов (это, в частности, характерно для Североамериканской системы образования). Здесь важен баланс показателя участия в высшем образовании с показателем достигнутого (завершенного) образования.

Показатель достигнутого уровня образования молодежи (индикатор №2, тип I) определятся для возрастной группы от 25 до 34 лет. Он равен доле лиц с законченным высшим образованием в населении этого возраста.

     Показатели достигнутого уровня образования населения в возрасте 25-34 лет представлены в табл.3. Взвешенные значения, как и в предыдущем случае, вычисляются как доли от максимального показателя, умноженные на весовой коэффициент данного индикатора (25%):

25 И2 опт.2,

где И2 опт – максимальное значение показателя (31), И2 – значения показателей различных стран.

Таблица 3

Рейтинг по параметру достигнутого уровня образования молодежи

(индикатор 2 – 25%)

Страна

 

Показатель достигнутого уровня

Место в рейтинге

Доля лиц с законченным высшим образованием в населении в возрасте 25-34 лет,%

 

Взвешенное значение,

(максимальный показатель – 25)

США

31

25

1

Канада

26

20.97

2

Австралия

25

20,16

3

Нидерланды

25

20,16

4

Ирландия

23

18,55

5

Великобритания

23

18,55

6

Швеция

22

17,74

7-8

Финляндия

21

16,94

7-8

Франция

19

15,32

9-11

Бельгия 

18

14,52

9-11

Германия

13

10,48

9-11

Италия

12

9,68

12

Австрия

7

5,65

13

Источник: Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p.

 

Самый высокий уровень достигнутого образования в США (31%), затем следуют Канада, Австралия, Нидерланды, при этом в США, Канаде и Австралии показатель достигнутого уровня образования существенно выше, чем показатель участия (особенно в США) – см. табл. 2 и 3. Это отчасти может быть связано с большим количеством в этих странах взрослых студентов. В Италии, напротив, показатель завершения (второе место– 26%) значительно ниже показателя участия (предпоследнее место – 12%). Это может быть обусловлено проблемами удержания студентов до конца обучения или с более узким интервалом возраста завершения высшего образования, чем это предусмотрено при расчете показателей табл.3. Последнее место занимает Австрия (7%).

В большинстве стран показатель достигнутого уровня образования для возрастной группы от 25 до 34 лет находится в диапазоне 18-22%. В англоязычных странах отмечается существенно более высокий уровень по этому показателю, чем в большинстве стран Европы. Этому могут способствовать один или несколько следующих факторов:

·        преимущества в удержании студентов вплоть до завершения обучения;

·        успешное привлечение взрослых студентов для получения «второго шанса»;

·        меньшая продолжительность программ обучения.

Показатель достигнутого уровня высшего образования среди российской молодежи  

 (индикатор 2 – 25%)

 

           В соответствии с официальными данными международной статистики доля лиц с третичным образованием (среднее профессиональное и высшее - типы 5В и 5А) в населении РФ возрастом от 25 до 34 лет составила в 2003 году около 55% (почти вдвое выше, чем в среднем по странам ОЭСР)[18].

           Эта величина показателя достигнутого уровня третичного образования среди молодежи близка величине соответствующего показателя для всего взрослого населения (от 25 до 64 лет) в 2002 году (54%)[19]. При этом доля лиц с образованием 5А - 20,6%[20].

     Для определения показателя достигнутого уровня высшего образования (тип 5А) можно предположить, что распределение по типам 5А и 5В среди молодежи (от 25 до 34 лет) такое же, как среди взрослых. В этом случае искомый показатель составит около 21%. С учетом того факта, что в современной России соотношение между средним профессиональным (тип В) и высшим образованием (тип А) по мере уменьшения возраста исследуемых групп населения меняется в пользу высшего образования[21], эта величина (21%) может быть и выше. Соответствующее взвешенное значение – 16,9.

          Таким образом, Россия в рейтинге стран по параметру достигнутого уровня высшего образования молодежи занимает не ниже 8-го места (см. табл. 3).

 

     Россия по показателю достигнутого уровня образования в возрастной группе от 25 до 34 лет соответствует показателю большинства рассмотренных стран и занимает, по ориентировочной оценке, не ниже 8-го места (величина показателя не менее 21%, взвешенное значение не менее 16,9).

Индекс социального равенства в образовании

(индикатор 3 – 40%)

     Во всех странах дети элиты имеют значительно больше шансов получить высшее образование, чем дети рабочих, независимо от стоимости обучения. Однако в понятие «доступное высшего образования», естественно, закладывается идея равенства в доступе к высшему образованию детей из всех социально-демографических групп.

К сожалению, данных сравнительной статистики в этой области очень мало. Лишь немногие страны отслеживают социальное происхождение своих студентов, но даже там, где это делается, отсутствуют единые параметры оценки. Например, Великобритания в качестве характеристики социального происхождения использует «классовое» происхождение» и почтовые индексы, Канада - квартили семейного бюджета,  Новая Зеландия и США – расовую и этническую принадлежность.

Данные, полученные в различных странах, свидетельствуют о значительном социальном расслоении студенческой массы. Однако ввиду отсутствия единых параметров оценки трудно сравнивать степень этого расслоения в разных странах.

В качестве общего показателя для сравнительной оценки социально-демографических характеристик студенчества различных стран в работе[22] введен «индекс социального равенства в образовании» (Educational Equity Index - EEI), специально разработанный для этих целей Институтом образовательной политики.

Высокий показатель EEI означает, что студенческая масса по своим социально-демографическим характеристикам близка к соответствующим характеристикам населения. Низкий индекс свидетельствует о большей элитарности студенчества по сравнению с населением в целом.

Этот аспект доступности высшего образования отражен в табл.4. По параметру EEI, характеризующему равенство в доступе к высшему образованию детей из разных социально-демографических групп, страной с самой доступной системой высшего образования являются Нидерланды (67). За ними следуют Великобритания, Канада, Ирландия и Финляндия (61-64). Немногим отличаются от показателей этих стран соответствующие параметры Австралии, США, Франции и Швеции (55-59). Можно сказать, что во всех перечисленных странах социально-демографический состав студенчества приближается к составу населения в целом.

В Италии, Германии, Австрии и Бельгии значение индекса EEI составляет от 37 до 47, что свидетельствует о некоторой элитарности студенческой массы. Следует обратить внимание на тот факт, что страны, занимающие три последних места в рейтинге, – Германия, Австрия и Бельгия – отличаются и самым низким показателем участия молодежи в высшем образовании: Германия – 17,5%, Австрия и Бельгия – 19,4%, - см. табл.4. Возможно, существует связь между равенством в доступе к высшему образованию и масштабным фактором.

     Взвешенные значения индикатора №3 определяются как доли от максимального показателя, умноженные на весовой коэффициент:

                                                    40 И3 опт.3,

где И3 опт – максимальное значение показателя (67), И3 – значения показателей различных стран.

Таблица 4

Рейтинг по индексу социального равенства

(индикатор 3 – 40%)

Страна

 

Доля лиц с высшим образованием в мужском населении в возрасте 45-65 лет, А, %

 

Доля студентов, отцы которых имеют высшее образование, В, %

Индекс социального равенства,

EEI

Место в рейтинге

Индекс

А/В, % 

Взвешенное значение,

(максимальный показатель – 40)

40 И3 опт.3

Нидерланды

26

39

67

40

1

Великобритания

19

29,6

64

38,21

2

Канада

19

31

63

37,61

3-4

Ирландия

19

30

63

37,61

3-4

Финляндия

14

23

61

36,42

5

Австралия

17

28,5

59

35,22

6

США

29

51

57

34,03

7

Франция

21

38

55

32,84

8-9

Швеция

16

29

55

32,84

8-9

Италия

9

19

47

28,06

10

Германия

16

37

43

25,67

11

Австрия

10

26

38

22,69

12

Бельгия

18,5

50

37

22,09

13

Источник: Alex Usher, Amy Cervenan, Global Higher Education Rankings – The Educational Policy Institute, 2005.

 

 

Индекс социального равенства в российском образовании

(индикатор 3)

 

         В России, по данным исследований Института социологии РАН (2002 г.), количество студентов, отцы которых имеют высшее образование, превышает 50% от общей численности студентов (52,2%). Это выше, чем во всех исследованных странах – см. табл.4.

          Доля лиц с высшим образованием (тип А по МСКО) в общей численности мужского населения в возрасте от 25 до 64 лет в 2002 году составила 19,4%[23].

          Если при расчетах ориентироваться на эту величину (соответствующие данные для мужского населения возрастной группы 45-65 лет, к сожалению, отсутствуют), то получим значение «индекса равенства в образовании» порядка 37, что соответствует последнему месту среди рассматриваемых стран (на уровне Бельгии). Если даже предположить, что количество мужчин с высшим образованием в этой возрастной группе(45-65 лет) на 15% выше, чем в возрасте от 25 до 64 лет, то полученное значение индекса (около 43%) будет соответствовать уровню Германии.

          Таким образом, по данному показателю, наиболее значимому среди четырех индикаторов доступности высшего образования, Россия, по-видимому, занимает одно из последних мест среди рассматриваемых стран.

 

 

В России индекс социального равенства один из самых низких. По ориентировочной оценке, он может составлять от 37 до 43 (соответствующие взвешенные значения от 22 до 26).

 

Индекс гендерного паритета

(индикатор 4 – 10%)

Подобно тому, как индикатор EEI отражает равенство в доступе по социальному происхождению, индикатор GPI (Индекс гендерного паритета - Gender Parity Index) отражает равенство в доступе по половому признаку. В соответствии с определением ЮНЕСКО соотношение мужчин и женщин, равное 1, (GPI=1), означает равенство полов, значениям GPI от 0 до 1 соответствует преобладание мужчин, значениям больше 1 - преобладание женщин.

 

В табл. 5 представлены данные по Индексу гендерного паритета, полученные на основе данных ЮНЕСКО по показателю валового зачисления в высшие учебные заведения. Рейтинг стран определяется не по значениям GPI, а по отклонению этих значений от 1. В данном случае оптимальным является минимальное значение индикатора, равное 0,08; взвешенное значение оптимального показателя приравнивается весовому коэффициенту индикатора и, соответственно, равно 10. Взвешенные значения остальных показателей определяются как доли от оптимального значения, умноженные на весовой коэффициент:

10 И4 опт./И4,

где И4 опт – оптимальное значение индикатора №4, И4 – показатели различных стран.

Таблица 5

Рейтинг по параметру гендерного паритета

(индикатор 4 – 10%)

 

Страна

 

 

Индекс гендерного паритета

 

Отклонение от паритета

Место в рейтинге

Отклонение

И4

Взвешенное

значение

10 И4 опт./И4

 

Германия

 

0,92

 

0,08

 

10

 

1-2

Нидерланды

1,08

0,08

10

1-2

Бельгия

1,18

0,18

4,44

3

Австрия

1,19

0,19

4,21

4

Финляндия

1,23

0,23

3,48

5-6

Великобритания

1,23

0,23

3,48

5-6

Австралия

1,24

0,24

3,33

7

Франция

1,27

0,27

2,96

8

Ирландия

1,29

0,29

2,76

9

Канада

1,34

0,34

2,35

10-11

Италия

1,34

0,34

2,35

10-11

США

1,35

0,35

2,29

12

Швеция

1,54

0,54

1,48

13

 Источник: Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p.

.

 

     Как следует из данных табл.5, первое место разделили Германия  и Нидерланды. При этом Германия – единственная страна с небольшим преобладанием мужчин среди лиц, зачисленных в вузы. Итак, Германия и Нидерланды близки к паритету, за ними следуют Бельгия и Австрия. Большая часть стран имеет гендерный баланс в диапазоне 1,18 –1,35. Это означает, что женщины составляют 55-60% массы студенчества. И только в Швеции, занимающей последнее место в рейтинге, отмечено резкое увеличение GPI (до 1,54), согласно которому количество женщин составляет 2/3 студенческой массы.

 

 

Индекс гендерного паритета в российском образовании

(индикатор 4)

 

         В России, в 2001-2006 годах, по данным национальной статистики, количество женщин в общем количестве студентов стабильно составляет 58%[24]. Соответственно, индекс паритета равен 1,18 и отклонение от паритета 0,18. Таким образом, по данному индикатору доступности высшего образования Россия, как и Бельгия, занимает третье место.

 

 

     В России отклонение от паритета составляет 0,18 (взвешенное значение 4,44), что соответствует третьему месту среди рассматриваемых стран.

 

Итоговый рейтинг национальных систем высшего образования по доступности образования

В зависимости от рассмотрения того или иного аспекта доступности образования могут быть получены различные выводы относительно «равенства в образовании» в сопоставляемых странах. В табл.25 представлен итоговый рейтинг, составленный с учетом данных по четырем индикаторам доступности высшего образования.

Первое место в итоговом рейтинге заняли Нидерланды – страна с отличными показателями равенства по социальному происхождению и гендерному паритету при высоких показателях участия молодежи в высшем образовании и его завершения. Финляндия вышла на второе место, главным образом, благодаря отличному показателю участия молодежи в высшем образовании.  

Далее следует Великобритания, затем англоязычные страны - США, Канада, Австралия, Ирландия. Тот факт, что эти пять англоязычных показали очень близкие результаты, свидетельствует о совпадении в этой лингвистической зоне политики в области образования.

За англоязычными странами следуют Франция, Швеция, Италия. Последние места занимают Германия, Бельгия и Австрия – страны, в которых студенчество немногочисленно и более элитарно, чем в других исследованных странах.

Таблица 6

Итоговый рейтинг стран по доступности высшего образования

 

Страна

 

Рейтинги по отдельным показателям

(индикаторам доступности высшего образования)

Итоговый рейтинг (100%)

 

1 (25%)

по участию молодежи в высшем образовании

 

2 (25%)

по достигнутому уровня образования молодежи

 3 (40%)

по социальному равенству в образовании

4 (10%)

по гендерному паритету

 

параметр

 

 

место

 

 

параметр

 

 

место

 

 

параметр

 

 

место

 

 

параметр

 

 

место

 

 

сумма

 

место

 

 

Нидерланды

 

18,64

 

3

 

20,16

 

3

 

40,00

 

1

 

10,00

 

1

 

88,80

 

1

Финляндия

25

1

16,94

8

36,42

5

3,48

5

81,83

2

Великобритания

15,18

5

18,55

5

38,21

2

3,48

5

75,41

3

США

12,78

7

25,00

1

34,03

7

2,29

12

74,10

4

Канада

12,78

7

20,97

2

37,61

3

2,35

10

73,72

5

Австралия

13,85

6

20,16

3

35,22

6

3,33

7

72,57

6

Ирландия

11,96

12

18,55

5

37,61

3

2,76

9

70,88

7

Франция

15,87

4

15,32

9

32,84

8

2,96

8

66,99

8

Швеция

12,22

9

17,74

7

32,84

8

1,48

13

64,28

9

Италия

20,40

2

9,68

12

28,06

10

2,35

10

60,49

10

Германия

11,02

13

10,48

11

25,67

11

10,00

1

57,18

11

Бельгия

12,22

9

14,52

10

22,09

13

4,44

3

53,27

12

Австрия

12,22

9

5,65

13

22,69

12

4,21

4

44,76

13

 

 

     Ориентировочная оценка места России в итоговом рейтинге доступности высшего образования (весьма приблизительная оценка) складывается из следующих ориентировочных данных (взяты в расчет самые низкие из предполагаемых показателей):

  • по показателю участия (индикатор 1 – 25%) – 7 место, приведенное значение 12;
  • по показателю достигнутого уровня (индикатор 2– 25%) – 8 место, приведенное значение 16,9;
  • по индексу социального равенства (индикатор 3 – 40%) -13 место, приведенное значение 22;
  • по индексу гендерного паритета (индикатор 4 – 10%) – 3 место, приведенное значение 4,44.

     По совокупности параметров получаем сумму взвешенных значений, равную 55,34, что соответствует 12 месту в итоговом рейтинге - между Германией и Бельгией (сумма взвешенных значений для этих стран 57,18 и 53,27 соответственно).

 

     Наглядной иллюстрацией результатов итогового рейтинга по доступности высшего образования является гистограмма, изображенная на рис.1.

 

 

Рис.1    Рейтинг стран по доступности высшего образования

 

 

Сопоставление результатов рейтингов стран по доступности высшего образования и финансовым возможностям его получения

    

     В табл.7 и на рис.2 результаты рейтинга стран по доступности высшего образования представлены в сравнении с итоговыми показателями возможности его оплаты.

Таблица 7

      Результаты глобальных рейтингов по доступности высшего образования и финансовым возможностям его получения

 

Страна

Итоговый рейтинг по показателям доступности высшего образования

Итоговый рейтинг по показателям возможности оплаты высшего образования

Итоговый показатель

Место

(из 13 стран)

Итоговый показатель

Место

(из 16 стран)

 

Нидерланды

 

88,80

 

1

57,36

3

Финляндия

81,83

2

63,69

2

Великобритания

75,41

3

17,48

14

США

74,10

4

20,91

13

Канада

73,72

5

26,40

11

Австралия

72,57

6

21,33

12

Ирландия

70,88

7

43,44

5

Франция

66,99

8

31,26

9

Швеция

64,28

9

80,81

1

Италия

60,49

10

28,49

10

Германия

57,18

11

33,42

8

Бельгия

               фламандская

               французская

          53,27

12

 

43,91

39,89

 

4

6

Австрия

44,76

13

34,30

7

Новая Зеландия

 

 

14,80

15

Япония

 

 

13,15

16

Источник: Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p.

 

Россия (ориентировочная оценка)

55,34[25]

12

25,69

12

 

 

               Рис.2  Результаты итоговых рейтингов по показателям доступности

                высшего образования и возможностям его оплаты:

светлые столбцы – итоговые результаты по доступности высшего образования, темные столбцы – по возможностям его оплаты

 

     Основные выводы из сопоставления итоговых рейтингов по показателям доступности высшего образования и возможностям его оплаты заключаются в следующем:

  1.      Системы высшего образования Финляндии и Нидерландов могут служить моделями для всего международного сообщества. В обеих странах высокие показатели участия молодежи в высшем образовании сочетаются с составом студенчества, отражающим состав общества в целом (1 и 2 места в рейтинге по показателям доступности высшего образования).

                 Ведущие позиции этих стран в значительной степени обусловлены мощной системой государственной поддержки студентов (в частности, масштабными программами грантов) при отсутствии платы за обучение: 2 и 3 места в рейтинге стран по возможностям оплаты высшего образования.

                 Следует подчеркнуть, что высокий рейтинг стран по финансовым возможностям получения высшего образования создает предпосылки для дальнейшего повышения его доступности на принципах равенства и справедливости.

2.     Европейские страны в целом несколько опережают Северную Америку и Австралию по «возможности платить за высшее образование», однако это опережение не столь значительно, как это можно предположить, исходя из сопоставления данных по плате за обучение. Несмотря на очень высокую плату за обучение в США, эта страна по некоторым параметрам предоставляет более приемлемый уровень «возможности платить», чем страны, где отсутствует плата за обучение.

3.     Связь между доступностью образования и возможностью его оплаты не столь однозначна, как полагают некоторые аналитики и руководящие лица в области образования. В частности:

·        Швеция, которая по существу ликвидировала все финансовые барьера для получения образования, не показала особенных успехов по ключевым параметрам доступности;

·                    Канада, США и Великобритания, имеющие относительно низкий рейтинг по всем индикаторам возможности оплаты, демонстрируют прекрасные показатели по доступности;

·                    Ни одна из стран за исключением Финляндии и Нидерландов не показала высоких баллов одновременно в обоих рейтингах. В то же время ни одна из стран не имеет низкий рейтинг в обеих исследованных областях. К наименее успешным могут быть причислены страны со средними показателями в одном или в обоих рейтингах. Это прежде всего относится к Германии, Италии и Австрии.

·                    Определенные группы стран имеют близкие результаты в каждом из рассматриваемых рейтингов. Одна из таких групп - США и страны Британского Содружества. Другой пример стран с близкими показателями - Германия и Австрия. Есть сходство, хотя и менее очевидное, между Нидерландами и Финляндией.

Россия по ориентировочной оценке относится к числу наименее успешных стран со средними показателями в обоих рейтингах (12 место в обоих рейтингах).

     Одно из самых слабых мест – «элитарность» состава российской студенческой массы. Выравнивание состава студенчества по социальному происхождению осложняется в связи с огромной территорией России при резко выраженной неравномерности социального состава регионов. Наиболее перспективный путь повышения доступности высшего образования в этих условиях – развитие дистанционного образования на базе информационных образовательных технологий, точнее тех из них, которые обеспечивают массовое высококачественное образование, независимо от места проживания, включая малонаселенные районы и сельские местности. При этом важнейшее требование к дистанционной образовательной технологии, направленной на достижение «равенства в образовании» – сочетание высокого качества обучения с экономичностью образовательного процесса[26].

     Отечественный опыт доказал, что этого можно достичь на основе новой разновидности высшего учебного заведения - распределенного вуза, состоящего из базового научно-административного ядра и сети учебных центров, объединенных гибкой системой доставки образовательных ресурсов в места обитания их потребителей с использованием современных информационно-коммуникационных технологий.

     Преимущества такого способа организации образовательного процесса наиболее очевидно проявляются в многолетней практике его использования  Современной гуманитарной академией [27], [28].


Литература.

 

1.      Usher A., Cervenan A. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. – Toronto, The Educational Policy Institute, 2005. – 77 р.

2.      Доступность высшего образования в России. Отв. редактор С.В.Шишкин. Независимый институт социальной политики -  М., 2004. - 500 с.

3.      Социальная дифференциация высшего образования. Отв. редактор С.В.Шишкин. Независимый институт социальной политики. – М., 2005. – 384 с.

4.      Константиновский Д.Л., Красильникова М.Д.,. Малева Т.М., Рощина Я.М., Шишкин С.В.. Анализ доступности высшего образования: программа исследований.М., 2002.-20с.

5.      Кредитование образования: аналитический доклад. Руководитель проекта В.В. Анашвили. Институт восточной Европы. - М., 2006.-78с.

6.      Мешкова Т.А., Железов Б.В Проблема доступности образования и равенства образовательных возможностей в странах ОЭСР. http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg /176416.html    

7.      Клячко Т.Л.  Доступность и финасирование высшего образования. http://ecsocman.edu.ru/db/msg/175743.html  

8.      Клячко Т.Л.  Финансирование высшего образования – какая модель эффективнее? http://ecsocman.edu.ru.

9.      Клячко Т.Л Новые экономические механизмы в системе высшего образования. Платность в высшем образовании, 2005.

             http://www.oecdcentre.hse.ru/calendar/12_04_07/document8.pdf

10.  Образование в Российской Федерации. Статистический ежегодник. - М., ГУ-ВШЭ, 2006. – 528 с.

11.  Мониторинг экономики образования. Министерство образования и науки РФ, Федеральное агентство по образованию, ГУ-ВШЭ, Фонд «Общественное мнение». Редакционная коллегия: Г.А.Балыхин, Л.М. Гохберг, Н.В. Ковалева, Я.И Кузьминов; гл. редактор А.А. Ослон.

12.  Затраты домохозяйств на образование и социальная мобильность. Мониторинг экономики образования. Информационный бюллетень.- М., 2006. -56с.

13.  Учащиеся на рынке образовательных услуг. Мониторинг экономики образования. Информационный бюллетень.- М., 2006. -78 с.

 

14.  Погорельский А.Л., Иосад В.М. Дешевые образовательные кредиты – рыночная модель. Материалы VII Международной конференции «Модернизация экономики и государство» М., ГУ-ВШЭ, 2006.

15.  Построение системы образовательного кредита в субъекте Федерации: Проект. – «Деньги и кредит», 2007, №3,с.3-9.

16.  Российское образование в контексте международных показателей. 2004: Сопоставительный доклад / М.Л.Агранович, А.В.Полетаев, А.В.Фатеева – М.: Аспект Пресс, 2005.

17.  Всемирный доклад по образованию 2006. Сравнение мировой статистики в области образования, Институт статистики ЮНЕСКО, Монреаль, 2006.

18.  Мировой справочник фактов-2006 (CIA.World Fact Book. 2006).

            http://www.cia.gov/publications/factbook/index.html

19.  Education at a Glance: OECD Indicators – 2006 Edition.

20.  Frans Kaiser, Herb O’Heron «Myths and methods on access and participation in higher education ininternational comparison», Оctober 2005, Center for Higher Education Policy Studies (CHEPS).Тематический отчет.  http://www.minocw.nl/documenten/bgo119.pdf

  1. О.М. Карпенко Управление распределенным вузом: структурно-функциональный и кадровый аспекты/ Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М., 2006.
  2. М.П Карпенко. Концепция национальной программы развития всеобщего и непрерывного образования на основе информационно-коммуникационных технологий./Вестник национального комитета Интеллектуальные ресурсы России. 2004, №1, с.9-16.
  3. Живые страницы истории Современной Гуманитарной Академии (к 15-летию создания).- М.,2007. - 400с.

 

 

 

 



[1] Проект ОЭСР "Равенство в образовании". Центр ОЭСР – ВШЭ. – 2004.     

    http://oecdcentre.hse.ru/p_equality.html

[2] Доступность высшего образования в России. Отв. редактор С.В.Шишкин. Независимый институт социальной политики - М.,2004. - 500 с.;

    Социальная дифференциация высшего образования. Отв. редактор С.В.Шишкин. Независимый институт социальной политики. – М., 2005. – 384 с.

[3] Д.Л.Константиновский, М.Д.Красильникова, Т.М. Малева, Я.М.Рощина, С.В.Шишкин. Анализ доступности высшего образования: программа исследований.   М., 2002.-20с.

[4] Кредитование образования: аналитический доклад. Руководитель проекта В.В. Анашвили. Институт восточной Европы. - М., 2006, - 78с.

[6] Клячко Т.Л.  Доступность и финасирование высшего образования http://ecsocman.edu.ru/db/msg/175743.html.  

[7] Образование в Российской Федерации. Статистический ежегодник. М., ГУ-ВШЭ, 2006. – 528с.

Затраты домохозяйств на образование и социальная мобильность. Информационный бюллетень.М,,2006-56с.

[9] Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p.

 

[10] Там же

[11] О.М.Карпенко, М.Д. Бершадская. Доступность высшего образования и финансовые возможности его получения. Экономика образования, №1,2008.   

[12] A New Measuring Stick - www.educationalpolicy.org. (ссылка в работе Alex Usher, Amy Cervenan, Global Higher Education Rankings …)

[13] Frans Kaiser, Herb O’Heron «Myths and methods on access and participation in higher education in

international comparison», Оctober 2005, Center for Higher Education Policy Studies (CHEPS),тематический отчет.  http://www.minocw.nl/documenten/bgo119.pdf

[14] Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p..

[15] Российское образование в контексте международных показателей. 2004: Сопоставительный доклад / М.Л. Агранович, А.В.Полетаев, А.В.Фатеева – М.: Аспект Пресс, 2005, с.49, табл.8.

[16] Всемирный доклад  по образованию 2006. Сравнение мировой статистики в области образования, Институт статистики ЮНЕСКО, Монреаль, 2006, табл.8.

[17] Мировой справочник фактов-2006 (CIA. World Fact Book, 2006).

[18] Всемирный доклад по образованию, 2006, с.11, схема 1.

[19] Российское образование в контексте международных показателей. 2004: Сопоставительный доклад / М.Л.Агранович, А.В.Полетаев, А.В.Фатеева – М.: Аспект Пресс, 2005, с.43, табл.2.

[20] Там же.

[21] В последние годы количество студентов в высшем профессиональном образовании растет значительно быстрее, чем в среднем профессиональном образовании (в 2005 году по сравнению с предыдущим годом количество учащихся увеличилось в вузах на 2,6%, в средних профессиональных учебных заведениях – на 1,6%).

[22] Alex Usher, Amy Cervenan. Global Higher Education Rankings: Affordability and Accessibility in Comparative Perspective. Toronto: The Educational Policy Institute, 2005. – 77p.

.

[23] Российское образование в контексте международных показателей. 2004: Сопоставительный доклад/М.Л. Агранович, А.В.Полетаев, А.В.Фатеева – М.: Аспект Пресс, 2005, с.66 , табл.25.

[24] Образование в Российской Федерации: Статистический ежегодник. М.: ГУ-ВШЭ, 2006.

[25] О.М.Карпенко, М.Д. Бершадская. Доступность высшего образования и финансовые возможности его получения . Экономика образования, №1,2008.        

  [26] М.П Карпенко. Концепция национальной программы развития всеобщего и непрерывного образования на основе информационно-коммуникационных технологий./Вестник национального комитета Интеллектуальные ресурсы России. 2004, №1, с.9-16.     

[27] О.М. Карпенко. Управление распределенным вузом: структурно-функциональный и кадровый аспекты/ Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М. 2006.

[28] Живые страницы истории Современной Гуманитарной Академии (к 15-летию создания. М.,2007. -       

     400с.